Русский | English

Автодор в Твиттере    Автодор В Контакте    Автодор В Инстаграм    Автодор в Фейсбук
Четверг, 29 Декабря 2016

«Говорю сыну: Приджиони – мёртвый, а обыграл твоего Ирвинга»

«Чемпионат.com»: Эксклюзивное интервью с Сергеем БЫКОВЫМ.


Главная медийная личность «Автодора» последних дней Сергей БЫКОВ – о продолжении карьеры, команде с лучшей «химией», сборной России Дэвида Блатта, Тимофее Мозгове, политике и многом другом в эксклюзивном интервью для «Чемпионат.com».

Теперь мы знаем о нашем новом капитане ВСЁ!


Капитан саратовского «Автодора» и сборной России Сергей Быков вернулся в Москву на новогодние праздники. В столице игрока ждут жена и дети, но он нашёл время для того, чтобы прийти в гости к «Чемпионату» и обсудить миллион разных тем. В ходе продолжительной беседы Быков рассказал о жизни в Саратове, перспективах «Автодора», самом значимом моменте в клубной карьере, знакомстве с Романом Широковым, грядущем Матче звёзд Единой лиги ВТБ, положительных качествах Дэвида Блатта, отношениях с Тимофеем Мозговым, нелюбви к политике и многом другом.


ДЕТИ ПРИВЫКЛИ, ЧТО ПАПА – КАПИТАН ДАЛЬНЕГО ПЛАВАНИЯ

– Вы вернулись наконец в Москву.
– Да. У меня, как и у остальных игроков Единой лиги ВТБ, начались каникулы. Семья постоянно живёт в Москве, так что приехал, как только представилась возможность.

– Тяжело жить вдали от семьи?
– Конечно, непросто. Тем не менее такая уж у нас ситуация, дети знают, что их папа – капитан дальнего плавания. Казань, Краснодар, теперь вот Саратов (смеётся). Ведь я уже пять лет так живу, видимся наездами.

– Вспоминая наш прошлый разговор, предположу, что вы довольны тем, что продолжилась карьера.
– Доволен – немного не то слово. Просто рад, что занимаюсь своим делом.

– Скучали по баскетболу?
– Не сказал бы. Скорее трудно было найти свой ритм вне баскетбола. Когда 20 лет живёшь по одному режиму, перестроиться довольно сложно. Главное, что я хочу продолжать играть, всё остальное не так важно. Ведь некоторые рано заканчивают, буквально ждут этого момента.

– Как всё-таки решились на переход в «Автодор»?
– Клубы первой пятёрки я не интересовал – для кого-то слишком стар, у кого-то просто места нет в составе. При этом я хотел продолжать играть. При переговорах с «Автодором» понял, что я нужен команде, а это важный фактор для любого спортсмена – чувствовать заинтересованность в себе.

– Были другие предложения?
– Да, были приглашения в иностранные клубы, но называть их не буду.

– Каковы впечатления от Саратова? Ходили разговоры о финансовых проблемах клуба, да и состав ослаб по сравнению с прошлым сезоном.
– Не было возможности близко познакомиться с городом. Снял квартиру рядом с залом, пока в основном там всё время и провожу. Знал, что в «Автодоре» непростая ситуация, но всё равно решил перейти, проснулся азарт – хочу помочь команде решить поставленные задачи. Ведь я не из тех, кто боится трудностей.

– Куда движется «Автодор»? Ведь начало сезона, мягко говоря, не очень задалось. Где потолок команды?
– Да, сейчас положение у нас не лучшее. Вместе с тем уверен, что многое зависит от «химии», ведь подбор исполнителей у нашей команды неплохой. Нужно только наладить взаимодействие.




АКТУАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА НАШЕГО БАСКЕТБОЛА – ОТСУТСТВИЕ ПРОФСОЮЗА ИГРОКОВ

– Раз уж заговорили о «химии». В какой команде она была лучше всего?
– Мне довелось много где поиграть. В ЦСКА, например, всегда ощущался дух победителей. Поражения не принимаются. А ведь я попал туда не в лучшие для команды времена. При этом я убеждён: всегда лучше иметь дело с победителями. «Динамо» – команда моей молодости, там прошло моё становление, на всех смотрел как на кумиров. В «Локомотив» я пришёл уже опытным, да и стал там капитаном – сам отвечал за «химию». Поэтому, отвечая на вопрос, скажу, что лучшая атмосфера была именно в командах, которые решали высокие задачи. И, конечно, в плане «химии» ни один клуб не сравнится со сборной.

– А если говорить о самом значимом моменте в клубной карьере? Бронза Евролиги?
– Не сказал бы. Для меня лично важнее победа в Кубке УЛЕБ с «Динамо» и Еврокубке с тем же «Локо». Понятно, что по общепринятым меркам третье место в Евролиге гораздо престижнее, но лично для меня важнее ощущение того, что ты лучший. Мы, кстати, после поражения от ЦСКА в «Финале четырёх» продолжили болеть за «армейцев».

– Раз уж вспомнили о «Динамо». Что было на душе, когда клуб вылетел из ПБЛ?
– Не могу сказать, что был так уж привязан к самому клубу. Это суровые и совсем неправильные российские реалии. Развалиться может даже «Динамо» – команда, которая получает поддержку от госструктур. Конечно, было печально, но я больше вспоминал тех людей, вместе с которыми мы, можно сказать, творили историю.

– Вам удалось избежать финансовых проблем по ходу карьеры?
– Почему, «Динамо» до сих пор должно мне зарплату за четыре с половиной месяца. Да и не мне одному. Мы с ребятами скооперировались и подали в суд. До сих пор продолжается тяжба.

– То есть игроки у нас, по сути, никак не защищены? Ситуация не изменилась?
– Главная проблема – отсутствие профсоюза. Проблема очень актуальная, несмотря на то что рынок у нас мельче футбольного или хоккейного. Было бы хорошо, чтобы кто-то возглавил профсоюз, мне самому это не очень интересно. Недавно, кстати, познакомился с футболистом Романом Широковым, он собирается работать в этом направлении. Может, потом и баскетболистам что-то подскажет. Неплохая практика в НБА – во главе профсоюза стоит действующий игрок, который в курсе всех актуальных процессов в лиге.


В КОНКУРСЕ ПО БРОСКАМ СВЕРХУ ПОУЧАСТВУЮ РАЗВЕ ЧТО В РОЛИ ПОДАЮЩЕГО МЯЧИ

– Поговорим о Матче звёзд. Как относитесь к идее его проведения?
– Положительно. Мы, игроки, уже давно обсуждали, почему же у нас не проводится свой Матч звёзд. В отговорки про невозможность его провести из-за особенностей календаря не очень верилось. Здорово, что мероприятие всё же состоится, да и место выбрали стратегически правильное. Посмотрим, что из этого получится. Это моё мнение как баскетболиста и как болельщика. И да, запишите: я не буду участвовать в конкурсе по броскам сверху (смеётся).

– Вообще ни в какой роли?
– Разве что в роли подающего мячи или того, через кого перепрыгнут. Ради такого я готов!

– Кто из российских игроков может поучаствовать в данк-контесте?
– Артём Клименко! В последнем матче он чуть через меня не перепрыгнул (хохочет).

– А в конкурсе трёхочковых готовы участвовать?
– Не самая сильная моя сторона, если только публику повеселить. Но я и на это готов. Всё ради популяризации баскетбола.




ЛЕГИОНЕРЫ СБОРНОЙ НЕ НУЖНЫ, ЛУЧШЕ ПОКАЗАТЬ СВОЙ РЕАЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ

– Перейдём к сборной. Не поменяли решение о завершении международной карьеры?
– Пока до конца не определился. Со сборной связаны самые яркие впечатления, не готов в одночасье сказать ей «прощай».

– А помните первую игру за национальную команду, был мандраж?
– Мандраж всегда есть. Просто со временем учишься его контролировать. Дышишь правильно, дыхание не запирает, ноги уже не становятся ватными (улыбается). Но ответственность-то и ожидания остаются, от них и предстартовое волнение.

– А в молодых игроках сейчас легко распознаёте нервозность?
– Конечно, её несложно заметить. По расширенным «адреналиновым» зрачкам, по характеру принимаемых решений. Что такое вообще профессиональный спортсмен? Ведь многие парни-любители с площадки владеют телом и мячом в разы лучше профессионалов. Но только хороший спортсмен может под давлением решать задачи. Расскажу один случай. Недавно на тренировке забил 93 штрафных подряд, и уже в следующем матче мне доверили пробить технический. И я промахнулся. Это давление, и справиться с ним – вот что главное. Когда играешь за сборную или последние минуты какого-нибудь четвертьфинала, ответственность ещё выше. Забивает, например, Сергей Моня решающие броски. И это – ерунда. Самое главное, что он нам перед этим сказал, что забьёт. Вот в этом и есть психологическая устойчивость, спортивная смелость, а всё это идёт от силы характера.

– Кто из нынешней молодёжи вам импонирует?
– Сейчас можно однозначно назвать Кулагина-младшего. Вопрос о том, кто придёт на смену именитым ветеранам, постоянно задаётся – возьмите любое поколение. Даже когда играли Никита Моргунов, Захар Пашутин, Пётр Самойленко, говорили, что за ними никого нет. Нашлись же тогда, и я думаю, что и сейчас найдутся – Россия-матушка подарит таланты. Сложность же в том, что это не продукты системы, а выходцы вопреки всему.

– Легионеры сборной по-прежнему не нужны?
– Уверен, что не нужны. Пусть лучше мы покажем наш реальный уровень, нежели будем маскироваться легионерами. При этом я не против иностранных игроков как таковых. С тем же Холденом поддерживаю связь до сих пор. Он принёс нам золотую медаль, и его последний бросок все запомнили навсегда. Но там и команда была очень сильной.

– На молодёжном уровне мы часто проваливаемся. В чём дело?
– Я видел много команд разных возрастов на сборах, вроде бы все атлетичны, броски поставлены. А потом узнаёшь результаты и сам удивляешься, как так произошло. Думаю, проблема в недостаточной квалификации детских тренеров. Некоторые оправдывают провалы слабым поколением игроков. Как-то по-предательски со стороны смотрится.

– Откуда должен идти призыв к воспитанию новых поколений? От федерации или от клубов?
– Я вообще не верю в ответственность там, где есть коммерция. Поэтому не верю в клубы. Хотя многие и сделали серьёзные шаги в сторону развития детского баскетбола. А так в основном на отдельных энтузиастах всё держится. Понравилось, что во время разговора с молодёжью у Родионова сразу загораются глаза. Для него это очень важно. Остальные же пользуются стандартной моделью «скупай лучших». Поэтому убеждён, всё должно идти от федерации.

Я недавно эту тему обсуждал с Александром Груичем, тренером, который занимается баскетболом уже 25 лет. И вот у них в Сербии выстроена настоящая пирамида, когда при отсутствии денег в лиге и вообще в стране обкатывается молодёжь, а потом продаётся в сильные команды. При этом каждый тренер, участвующий в становлении игрока, с этой продажи получает свою прибыль. Вот это система и мотивация. Я был у него в лагере, там тренер насквозь мокрый, может майку выжимать от интенсивности тренировки. У нас, к сожалению, мало кто так работает.



И ещё одна интересная деталь. Когда идёт игра между «Эфесом» и «Фенербахче», у Ивковича и Обрадовича – настоящая война. Матч проходит, и они устраивают посиделки. У наших же какая-то странная отрешённость, будто под солнцем мало места. Я считаю, что всем работы хватит, и нужно понимать, что все делают одно общее дело во благо баскетбола. Причём я замечал у наших тренеров подобные отношения на любых уровнях, когда кто-то хочет кого-то ударить в спину. Ущербная позиция.

Интересные вещи в испанском детском баскетболе, объясняющие техничность игроков. В их системе есть такое правило, до определённого возраста запрещающее играть «двоечки», чтобы подстегнуть развитие индивидуальных качеств. Вот это яркий пример инициативы сверху. У нас акцент на физику и на заучивание до автоматизма комбинаций. Спортшколам нужны победы над конкурентами. Получается, результат у команды есть, а из неё дальше ничего не выходит. Тем не менее в Мозгова же никто не верил, так же как и в Шведа. Они прорывались вопреки и в конце концов попали на высочайший уровень.

– Почему игроки не едут за границу, когда понимают, что не могут попасть в ротацию в России?
– Это вопрос к каждому отдельному игроку. У нас сильная лига, клубы за лучших россиян борются, и зарплаты реально высокие. Замечал, что этим у нас любят манипулировать, особенно в футболе. Не стоит забывать, что для нас Европа – чужой край, совсем другая культура. Такая же вечная история с ЦСКА. Все любят говорить, что туда идут на «банку». Это ведь не так: каждый, переходя в лучший клуб Европы, думает и работает, чтобы пробиться в постоянную ротацию, а не получить контракт всей жизни и ничего не делать. Никита Курбанов – яркий пример. Виталий Фридзон, который прошёл огонь и воду с Этторе Мессиной, доказал что является европейской звездой. Так что не нужно сразу вешать ярлыки. Хотя я сам бы хотел, чтобы у нас больше ребят пробовали силы в Испании той же. Вот мой партнёр Евгений Колесников уезжал в «Обрадойро». Да, не получилось до конца заявить о себе, но это неоценимый опыт. И он молодец.

– К российским игрокам всегда лепятся эти самые ярлыки.
– Возьмём Дэвида Блатта. Он при каждом удобном случае твердил, что никто так не работает так, как игроки сборной России. Там вообще, конечно, совершенно другой был уровень человеческих взаимоотношений. С каждым индивидуально разговаривали, поясняли, что именно нужно подтянуть, как правильно провести клубный сезон.


ПОСЛЕ НАШЕЙ ПОБЕДЫ НА ЕВРОБАСКЕТЕ В МАДРИДЕ БЫЛ НАСТОЯЩИЙ ТРАУР

– В этом и был успех команд Блатта?
– Он не просто был тренером, который банально показывал комбинации, но великолепным психологом, умел общаться, находить связь с нами и тренерским штабом. Он закончил Принстон, откуда выходило множество влиятельных людей, которые понимают, как выстраивать отношения с окружающими. Конечно, он обаял всех, включая прессу. Перед тем Евро он не побоялся говорить вслух, что мы едем за золотом. Конечно, мы это восприняли скептически, учитывая предыдущие результаты. Но при этом в тебе всё равно просыпается азарт.

– Многие помнят сам финал, а что было после?
– Мы ехали на матч, и весь Мадрид был подготовлен к гуляниям. После победы мы хотели отпраздновать и, выйдя из отеля, не нашли ни одного места. В итоге в отеле и отмечали. Там был настоящий траур. Вы думаете, они медали размером с блюдце для русских готовили? По той победе действительно можно смело снять фильм. И ничего, мне в нём досталась бы «эпизодическая роль» (улыбается).

– Ещё хорошо запомнился знаменитый тайм-аут в Лондоне, когда досталось Моне и Шведу. Можно сказать, что для Блатта не было авторитетов?
– Дело не в авторитетах. Мы все мужчины, все спортсмены со сложными характерами: всегда происходят какие-то коллизии. У слабого тренера всё это выливается в хаос с кучей последующих неприятностей, большой долей фальши и поиском предателей. Сильный специалист себе такого никогда не позволит. Потому что уважает каждого игрока в своём подчинении. Чемпионат Европы можно и случайно выиграть, а вот оставить преемственность получится только с использованием багажа управленческих знаний, с выстроенной системой. Да, он мог наорать, грубо «напихать» на тренировке, но после продолжит с тобой абсолютно уважительно общаться. Потому что это работа, где существует чёткая субординация, определённые требования. При этом никто никогда не забывал главную вещь – все мы в первую очередь люди. В том моменте их междусобойчик мог навредить команде, поэтому Блатт так и отреагировал. Но ведь он их всё равно позже выпустил. Так и добыли бронзу Олимпиады.

– Значит, недавний конфликт Итудиса и Джексона – из этой же серии?
– Да, абсолютно. Такое бывает. Но Итудис, как высококвалифицированный тренер, повёл себя мудро. Высказав Джексону в лицо, защитил его перед общественностью. Не вынося сор из избы. Думаю, после этого Джексон будет за него «умирать» на площадке. Плюс столько всего хорошего, что они испытали за последнее время, работая друг с другом, не может перечеркнуть один, пусть и сложный, момент.

– Вы говорили, что пообщались с Романом Широковым. А ведь в его карьере тоже были конфликтные ситуации…
– За ним прикрепилось определённое клише после того разговора с болельщиком. На самом деле, с ним общался собирательный образ неправильного фаната. Ведь некоторые намеренно провоцируют, и ты не сможешь с ними нормально поговорить. Все мы с таким сталкивались. Роман же приятный и воспитанный парень, который знает, как себя вести. Он уважает каждого, кто не переходит рамки приличия. Кстати, мы пересеклись на одном образовательном форуме.




Я ОЧЕНЬ ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ, НО С ГОДАМИ РАССУДИТЕЛЬНОСТЬ БЕРЕТ ВЕРХ

– Давайте поговорим о политике…
– Нет, о политике я разговаривать не люблю. Даже больше скажу: меня сильно раздражает, когда она вмешивается в спорт. Хорошо, что мяч круглый и всех расставляет на свои места.

– Вспомните случай, когда политика серьёзно вмешивалась в спорт.
– Во время конфликта с Грузией такую бучу подняли. У меня в их сборной до сих пор много друзей играет. Когда начались боевые действия, сказали, что на наш матч специально приедет Михаил Саакашвили, что за победу над нами грузинам пообещали суммы крупнее, чем за победу на Евробаскете. В общем, разжигали, как могли. И вот мы столкнулись с ними в холле, и получилась крайне неловкая ситуация. Уже после, когда мы с Гошей Цинцадзе пили в отеле кофе и разговаривали на нейтральные темы, поняли, что в действительности народы хотят и готовы дружить, но политики…

– Кстати, за президентской гонкой в США не следили?
– Я сериалы не смотрю, и этот мне тоже был неинтересен. Реально телевизор не смотрю.

– Совсем?
– Если что-то и смотрю, то «Матч ТВ», чтобы быть в курсе спортивных событий, ну и баскетбол, разумеется. С женой можем посмотреть какой-то хороший фильм. Ну и, конечно, мультфильмы, много мультфильмов (смеётся).

– Какой последний фильм понравился?
– «Призрачная красота» с Уиллом Смитом – просто бомба! Давно такой картины не смотрел. Финальная сцена вызывает особенно много эмоций.

– Вы вообще эмоциональный человек?
– Знаете, это из серии «мандраж есть, но всегда под контролем». Да, я очень эмоциональный, и эмоции часто доминируют надо мной, но, мне кажется, что со временем рассудительность берёт над ними верх (хохочет).


ТЕОДОСИЧ И ДЕ КОЛО ОДНОЗНАЧНО ЛУЧШЕ ЛЭНГФОРДА

– Какие у вас отношения сложились с Тимофеем Мозговым?
– Не скажу, что я его лучший друг – он больше общается с другими парнями. Но в сборной у нас неприятельских отношений нет вообще, так уже выработалось за годы. Если бы Мозгов остался в Европе, мы бы потеряли лидера национальной команды. Это моё мнение. Он очень подходит для НБА, да и вообще молодец, что в итоге остался. Ведь у него были ситуации, когда напрашивалось возвращение. Но Тима перетерпел и поступил мудро.

– Следите за его выступлениями?
– Тяжело не следить, ведь сообщения о его успехах можно увидеть и услышать повсюду. За него действительно радуюсь, впрочем, как и за любого из наших, кто играл в НБА.

– Вообще за НБА следите?
– Ближе к плей-офф. Кстати, не разделяю мнения, что там играют примитивно. Не во всех матчах собранно – это факт. В европейских поединках больше интриги и подоплёки в каждом матче – мне это более симпатично. Плюс роль тренера и тактических ходов выше, чем за океаном. Но сыну нравится НБА, его поколение растёт на американском баскетболе, и я его не «обрубаю». Правда, часто пытаюсь обратить его в свою веру: «Вот смотри, Приджиони – «мёртвый», медленный, никакой – а обыграл твоего Ирвинга» (смеётся).

– Мозгов в недавнем опросе назвал Виктора Хряпу лучшим игроком Европы. Согласны с ним?
– Я бы тоже выбрал Хряпу. Он многое привносит в игру ЦСКА. Легко сказать, что он в финале Евролиги оказался в нужный момент в нужном месте. Но ведь никто не думает, какая работа должна быть проделана, чтобы быть там, где нужно. Не пойди он на подбор, его бы никто не обвинил, досталось бы Нандо де Коло, смазавшему «трёху». Его спасительный бросок – награда за то, что оставался собой, даже после той самой потери в другом «Финале четырёх». Жаль только, что у спорта короткая память. С другой стороны, ему памятник при жизни поставили.

– Куда бы поставили Сергея Быкова в рейтинге лучших в Старом Свете?
– В сотню бы я точно не попал – там будут только игроки Евролиги. Я ведь не играю в Евролиге, и это не скромность, а факт. Но сильной команде всё ещё могу пригодиться.

– Как оцените последние изменения в «Локомотиве-Кубань»?
– Пришёл сильный тренер, поставил физику и привнёс определённые требования в команду, где уже было достаточно таланта, вот и результат появился. Прогнозов делать не буду, посмотрим, как у них будет получаться.

– За Евролигой следите пристальнее, чем за НБА?
– Видел почти все матчи наших команд. Времени свободного достаточно. Могу и весь тур посмотреть. Сейчас круговая система, и поэтому хороших матчей стало много.

– Кит Лэнгфорд лидирует в Евролиге по результативности, а в голосовании на Матч всех звёзд Лиги ВТБ – по голосам болельщиков. Он лучший в России?
– Не соглашусь. Он сильный баскетболист, в игре «один в один» и вовсе лучший. Но у нас ведь о качестве игрока судят по трофеям. Мне тоже посчастливилось в своё время стать лучшим снайпером ПБЛ, но это ни о чём не говорит, потому что мы заняли тогда четвёртое место в чемпионате. Теодосич и де Коло зажигают в команде-чемпионе, поэтому для меня они лучше Лэнгфорда. Да, он проводит отличный сезон, тем более в таком возрасте – можно только восхищаться. Но нужно всегда помнить, кто чемпион. Если ты звезда в лучшей команде континента – это несопоставимо с какими-то снайперскими достижениями.


НА НОВЫЙ ГОД БУДЕТ СТАНДАРТНЫЙ НАБОР, ВЕДЬ Я УЖЕ СТАРЫЙ

– Как отмечаете Новый год?
– Традиционно, в семейном кругу. Выходим куда-то, но уже после курантов. Деда Мороза, кстати, не играю (улыбается).

– Какие-то традиции есть?
– По-любому будут советские фильмы, стандартный набор. Тут весь смысл в атмосфере, когда в канун Нового года смотришь «Ивана Васильевича», «Иронию судьбы». Я же старый, мне это больше по душе (смеётся).

– Какое желание загадали бы?
– Главное, чтобы у семьи всё было хорошо. И войн не было. Сейчас раскачивают мир во всём мире. Себе при этом могу ничего не желать.



Источник: Ринат Салахетдинов («Чемпионат.com»).

       Единая Лига ВТБ Лига чемпионов Лига чемпионов       
ФосАгро       
 
Нижневолжский коммерческий банк             
 
            
 

Разработано jtemplate модули Joomla